Максим Али прокомментировал для «Делового Петербурга» судебные разбирательства по франшизе «Север-Метрополь»

Максим Али – старший юрист

В 2017 году предприниматель Вадим Долгобородов приобрел право использования товарных знаков «Север-Метрополь» и секрет производства фирменной продукции. В феврале прошлого года представители бренда выявили ряд нарушений, и, несмотря на их оперативное устранение,  инициировали расторжение договора в одностороннем порядке. В суде первой инстанции Франчайзи-партнеру сети знаменитых кафе удалось оспорить отказ от договора, однако, совладелица кондитерского объединения «Север-Метрополь» Елена Шевченко намерена обжаловать это решение в апелляции.

Специально для «Делового Петербурга» руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али прокомментировал основные детали конфликта.

«Обычно правообладатели настолько жестко составляют договор коммерческой концессии, что найти нарушения и основания для отказа от договора для них не составляет труда. В данном случае, возможно, сказалась позиция франчайзи в переговорах или просто нежелание «закручивать гайки»  на этапе переговоров. Возможно, на руку франчайзи сыграло и то, что представители другой стороны слишком торопились собрать нарушения и инициировать отказ от договора. Как результат, не все доказательства были оформлены идеально (суд поставил под сомнение факт проведения проверок, хотя можно было бы подтвердить это видеозаписью и т. п.), и они не устроили суд для признания отказа от договора обоснованным», — пояснил эксперт.

При этом Максим подчеркнул, что на этапе апелляционного обжалования представители Елены Шевченко уже не могут представлять новые доказательства нарушений, если только не докажут, что раньше к этому были какие-то препятствия.

Параллельно в рамках другого дела Елена Шевченко добивается демонтажа вывесок «Север-Метрополь» с 20 кондитерских, принадлежащих Вадиму Долгобородову. По словам Максима Али, наличие оснований для использования товарных знаков зависит от решения по спору о правомерности отказа от договора коммерческой концессии.

«Однако стоит обратить внимание еще на два нюанса. Во-первых, Елена Шевченко, помимо прекращения договора коммерческой концессии, привела «иные» основания, в числе которых нарушения стандартов качества. Возможно, договор структурирован так, что правомерным использованием товарных знаков со стороны франчайзи является лишь такое использование, которое соответствует установленным в договоре стандартам качества. Соответственно, их нарушение гипотетически может расцениваться и как нарушение товарных знаков», — предположил эксперт. Если Елена Шевченко  ссылалась на те же нарушения, что и ее представители в споре по поводу отказа от договора, и если  «апелляция прямо скажет, что нарушений не было (сейчас суд первой инстанции лишь сказал, что они не доказаны), то господину Долгобородову не придется доказывать отсутствие нарушений вновь», — подчеркнул юрист.

Во-вторых, как отметил Максим Али, один из товарных знаков, которые защищает Елена Шевченко, не охватывается договором коммерческой концессии с Вадимом Долгобородовым. «То есть формально права на его использование ИП Долгобородову не предоставлялись. Поэтому здесь суду еще предстоит понять, почему этот знак оказался в обосновании иска: был ли это факт недобросовестной регистрации (чтобы создать формальное основание для предъявления претензий к франчайзи) либо франчайзи действительно вышел за пределы действия договора и самовольно использует тот логотип, о котором стороны не договаривались», — резюмировал эксперт.

Ознакомиться с материалом можно на сайте «Делового Петербурга» >>>