Максим Али прокомментировал определение ВС об исках Роскомнадзора в защиту прав субъектов персональных данных

Максим Али – старший юрист

Верховный Суд РФ опубликовал определение от 14 июля 2020 г. № 58-КГ20-2, в котором разъяснил, что Роскомнадзор вправе подавать иск в порядке гражданского судопроизводства в интересах конкретного гражданина о защите его прав как субъекта персональных данных.

Суды первых двух инстанций отказали в принятии искового заявления Роскомнадзора к администратору одного из интернет-ресурсов в Дальневосточном ФО. Иск был основан на распространении в интернете персональных данных гражданина без его согласия.

Гражданин обратился с заявлением в Управление Роскомнадзора, и ведомство посчитало, что действия администратора интернет-ресурса нарушают требования законодательства о персональных данных. Ведомство потребовало признать деятельность ответчика незаконной и нарушающей права третьих лиц, а также заблокировать спорный ресурс.

Максим Али, руководитель практики IP/ IT Maxima Legal прокомментировал ситуацию для «Адвокатской Газеты», отметив, что Роскомнадзору отказали в принятии искового заявления прежде всего из-за ранее высказанной позиции ВС РФ, согласно которой признание информации запрещенной производится в соответствии с Кодексом административного судопроизводства.

«Суды не заметили тонкое различие между признанием информации запрещенной для последующей блокировки сайта (подп. 2 п. 5 ст. 15.1 Закона об информации) и ограничением доступа к информации, обрабатываемой с нарушением законодательства о персональных данных (подп. 1, 5 ст. 15.5 Закона). В этой ошибке стоит винить не столько суды, сколько законодателя, который постоянно “умножает сущности” и создает разные основания для блокировки, а также оперирует весьма расплывчатым определением “запрещенной информации”», – указал эксперт.

По словам Максима, Верховный Суд РФ, чтобы не разбираться в таком концептуальном вопросе, как определение «запрещенной информации», подошел к мотивировке достаточно формально, сославшись на упоминание в ГПК правил о подсудности дел по защите субъектов персональных данных. «Хотя, строго говоря, нелегально распространяемые персональные данные тоже могут быть подведены под определение запрещенной информации, поскольку за их распространение может наступить уголовная или административная ответственность. Рассуждая в этом направлении, можно прийти к выводу, что более ранняя позиция ВС была недостаточно точной и не учитывала “размытость” определения запрещенной информации», – подчеркнул он.

Максим Али заключил, что новая правовая позиция ВС будет крайне полезна, поскольку суды по-прежнему противоречиво подходят к вопросу выбора между гражданским и административным судопроизводством.

Ознакомиться с материалом на сайте «Адвокатской Газеты» >>>