Сергей Бакешин прокомментировал для ДП ситуацию вокруг включения в реестр требований кредиторов обанкротившегося машиностроительного завода

Сергей Бакешин – старший юрист

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области открыл конкурсное производство в отношении завода «Компрессорный комплекс» (КК), который выпускал машиностроительное оборудование для газовой и нефтехимической отраслей, в том числе для структур «Газпрома». С 2017 года контрольным пакетом акций завода владеет российское подразделение международной инжиниринговой группы Grossmann — ООО «Гроссманн Рус». В 2017 -2019 годах КК стал поручителем «Гроссманн Рус» по кредитам в Сбербанке, и все ликвидное имущество завода оказалось в залоге у банка. В рамках банкротного дела «Гроссманн Рус» и Сбербанк являются крупнейшими кредиторами «Компрессрного комлпекса», каждый из них пытается взыскать с должника 2 млрд рублей, однако на сегодняшний день банку удалось войти в реестр кредиторов, а «Гроссман Рус» — нет.

Порядка 1,6 млрд рублей долга КК перед банком суд признал текущей задолженностью. Как пояснил «Деловому Петербургу» руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин, она будет погашаться до удовлетворения требований других кредиторов, включенных в реестр.

К требованиям «Гроссманн Рус», по оценке эксперта, арбитражный суд отнесся особо строго. «Отказы во включении в реестр требований кредиторов искусственно созданных долгов аффилированных с должником лиц встречаются довольно часто. Но в данном деле суд применил уже даже не повышенные, а завышенные стандарты доказывания», — отметил Сергей. При этом арбитражный суд мог не отказывать «Гроссманн Рус», а понизить очередность удовлетворения его требований.

Ознакомиться с материалом можно на сайте газеты «Деловой Петербург» >>>