Сергей Бакешин рассказал «Новому проспекту» о практике заключения мировых соглашений в рамках банкротств

Сергей Бакешин – старший юрист

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в конце января утвердил мировое соглашение между кредиторами ОАО «Санкт-Петербургская фармацевтическая фабрика» и самим предприятием, прекратив дело о его банкротстве. Документ был заключен «в целях восстановления платежеспособности должника», который получил шанс на восстановление и в течение 3 лет обязан выплатить кредиторам порядка 195 млн рублей.

«Заключение мирового соглашения имеет смысл в том случае, если у должника есть основные средства, с использованием которых компания может продолжать работу и получать доход, за счет чего и будут погашаться требования кредиторов», — пояснил онлайн-изданию «Новый проспект» руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин. Чаще всего, по словам эксперта, таким признакам соответствуют именно производственные компании, потому что в других случаях или нет имущества, которое стоит сохранять, или это имущество выгоднее продать на торгах. «А ведь конкурсное производство — это ликвидационная, а не реабилитационная процедура. Поэтому она, как правило, заканчивается продажей имущества и ликвидацией компании-банкрота. По статистике такой судьбы избегают не более 5% банкротов, а случаев заключения мирового соглашения и того меньше — около 2,2%», — подчеркнул Сергей.

Ознакомиться с материалом можно на страницах «Нового проспекта» >>>